Аттестация учителей в школе № 666

Аттестация учителей в школе № 666

Аттестация учителей в школе № 666

Подбор и оценка персонала в школе № 666

Аттестация в СШ N666 проходила в два этапа и ее результаты были обратно-пропорциональны умственным способностям учителей. Аттестация была и является очень важным рычагом в руках администрации любой школы. Но для СШ N666 это справедливо вдвойне. Первый этап показал"кто - есть кто"в смысле лояльности отдельных учителей директору и завучам.

Самые высокие категории получили - директорская дочка, завучи и"группа раболепствующих старушек", а также несколько"особо отличившихся подхалимов". (Директорам школ категории присваивались в РОНО).

Самые низкие категории получили наиболее независимо от администрации учителя, те кто мог постоять за себя и за других, честные, порядочные, любящие свою работу люди.

В науке считается, что основные открытия совершают ученые в возрасте до 30 лет, а затем они уже только разрабатывают ранее начатое. В народном хозяйстве наиболее работоспособный возраст 17-49 лет.

Ну а в школе N666 самыми умными по мнению директора Даброткиной Эльзы Мастодонтовны считалось учителя после 55 лет. Поэтому и категории у них оказались самые высокие. Удобство состояло в том, что это были"ручные старушки", которых можно было уволить в любой момент, как пенсионеров. Они это знали и"прогибались"на совесть, то есть отрабатывали свои"сребреники". Это был боевой отряд администрации в борьбе с непокорными. На уроках они часто засыпали, и их будил только звонок с урока.

Они опаздывали постоянно на уроки, а иногда и вовсе забывали приходить. Но ведь их задача состояла в другом: защитить директора от всякой критики. А работы с них было"как с козла молока".

Самыми глупыми по мнению администрации были - молодые, умные, эрудированные, имеющие свое мнение учителя.

Второй этап заключался в том, что в аттестационную комиссию вошли все сотрудники и администрация. Получалось так, что администрация и подхалимы поприсваивали себе высокие категории. (Люди далеко не самые умные.)

И теперь они решали, кому что дать. То есть дураки присвоили себе право решать: "Кто умный, а кто нет". И если они сами не сдавали экзаменов, ни давали открытых уроков, то теперь сами стали экзаменовать других.

И директор Доброткина душила, как могла неугодных - Генералова, Портнова, Разумова, Славяникову.

В то же время учителям было продемонстрировано наглядно, что можно иметь"засунув язык в задницу". И многие молчали, как Тургеневский Герасим, только бы получить категорию повыше. И люди шли на сделку со своей совесть. (Те у кого она еще была.) А многие уже пресмыкались годами, так что им и не надо было перестраиваться.

Аттестация, как говорят, проверила коллективов"на вшивость", и многие эту проверку не выдержали.

- Я никогда и ни за какую категорию не продали свое право на то, чтобы говорить директору и завучам, кто они такие, говорить правду в лицо, когда лгут или воруют, когда пытаются себя возвысить, а учителей унизить.

Эти слова Генералова очень не понравились Эльзе Мастодонтовне и она вызвала"англичанина""на ковер".

- Если вы хотите, то я могу дать вам категорию повыше, но в обмен на"ваше молчание". Вы согласны?

- Нет. Я не торгую своими убеждениями.

Не продалась и остальная"оппозиция; - Портнов, Разумов, Словяникова.

И это было плохо. Очень плохо... для администрации. "Головная боль"не проходила. Она... усиливалась.

И... Эльза Мастодонтовна поняла, что дала маху.

- Дура, я дура, - говорила она секретарше Мерзоткиной.

- Нужно было сразу дать категории"этим бешеным крикунам", а то они меня достанут своей критикой. И не выдвигать никаких условий.

Но было поздно... Поезд ушел... И теперь Генералов и Разумов снились директору в кошмарных снах.